четверг, 29 августа 2019 г.

МИФ О БЛАГОНАМЕРЕННОСТИ


ж. Бреннан, Дж. Бьюкенен Причина правил. Конституционная политическая экономия. Выпуск 9 серии "Этическая экономия: исследования по этике, культуре, и философии хозяйства" / Пер. с англ. под ред. А. П. Заостровцева. — СПб: Экономическая школа. 2005. 272 с.


ГЛАВА 3

МИФ О БЛАГОНАМЕРЕННОСТИ*

I. Введение

Ранее мы предположили, что неспособность договорноконституционалистской аргументации снискать себе поддержку в широких кругах ученых-обществоведов не есть, главным образом, следствие разногласий на уровне научного анализа. Не является она и результатом какого-то принципиального идеологического расхождения - в истинном смысле этого термина - хотя риторика бессвязных дебатов часто несет идеологический заряд в целях маскировки отсутствия понимания. По меньшей мере, в важной своей части - это проблема коммуникации и понимания, а не расхождения в фундаментальных этических нормах. Антиконституционалист абсолютно буквально не знает, о чем мы говорим, поскольку он подходит к проблеме взаимодействия в обществе с иным видением.
------------------
* Предварительные доводы из части представленного в этой главе обсуждения содержатся в: James M.Buchanan, “Politics and Science,” Ethics 77 (July 1967): 303-10; перепечатанные в: James M.Buchanan, Freedom in Constitutional Contract (College Station: Texas A & M University Press, 1977), pp. 64-80. Более поздние относящиеся к предмету обсуждения содержатся в: James М. Buchanan, “Sources of Opposition to Constitutional Reform,” in Constitutional Economics: Containing the Economic Powers of Government, ed. Richard McKenzie (Lexington, Mass.: Lexington Books, 1984), pp.21-34.


В главе 2 мы попытались определить и описать контракционистское видение или парадигму. Однако такого определения-описания недостаточно. Мы должны также попытаться как можно лучше понять противоположное видение предмета, менталитет антиконституционалиста, - основы, на которых он концептуализирует тот же мир реальных и потенциальных общественных взаимодействий. Если воспользоваться метафорой Ницше, то мы должны попытаться взглянуть на мир сквозь другое окно с тем чтобы понять, что же заставляет столь многих из наших коллег так упорно отвергать нашу контракционистскую трактовку. И при этом мы должны проявить максимум возможной корректности, отказавшись от использования легковесных обвинений в аналитических ошибках или подрывных намерениях.

Мы не слишком много знаем о той связи, что существует между накоплением эмпирических свидетельств - в широком смысле этого понятия - и изменениями в парадигмах. Нам известно, что такая связь существует у почти всех индивидов, поскольку мировоззрение людей действительно подвержено изменениям: их взгляды меняются по мере накопления у них наблюдений - как непосредственных, так и косвенных, получаемых с помощью науки. Однако нам известно, что мировоззрение людей изменяется и тогда, когда они приходят к пониманию альтернативных интерпретаций реальности, основанных на иных видениях мира; причем без изменения эмпирических познаний - исторические тексты не претерпевают никаких изменений.

Различие между конституционалистом-контракционистом, с одной стороны, и антиконституционалистом - с другой, заключается не в том, что каждый из них фактически видит или наблюдает. Вместо этого, различие лежит в способе, которым каждый из них интерпретирует то, что он наблюдает или в способе, которым каждый выстраивает свои наблюдения в единую смысловую структуру. В этой главе мы хотим «объяснить», как антиконституционалист смотрит на политику - причем термин «политика» здесь используется в самом широком своем понимании, охватывая все аспекты общественных взаимодействий. После этого мы можем сравнить и противопоставить это видение, эту концептуализацию с теми, что были представлены в главе 2. Поскольку сами мы не являемся приверженцами той парадигмы, которую стремимся описать, наше объяснение необходимо воспринимать скорее как гипотезу, чем как последовательное изложение позиции, сравнимое с тем, что было дано в главе 2.

Мы начнем с того, что в разделе II погрузимся в те неясные рассуждения, которые лишь временно опускались в главе 2, и которые порождаются вопросом о том, к чему стремятся в политике отдельные индивиды. Мы должны исследовать смысл понятия «общественное благо» в сравнении с «частным благом», что включает дальнейшую дискуссию об источниках ценности. Далее в разделе III обсуждение продолжается сравнением науки и политики, которые представляются как в сущности своей два вида общественной деятельности. В разделе IV делается попытка продемонстрировать, что парадигма «истинного суждения» почти неизбежно ведет к мифу о благонамеренности правительства. В разделе V исследуется формирование концепции мажоритарной демократии в рамках этого мифа. Затем, в разделе VI эта парадигма сравнивается с нашей и противопоставляется ей в более общем философском плане.