суббота, 22 января 2022 г.

 

Общественный договор (Social Contract)

 

 

Contemporary Approaches to the Social Contract (Stanford Encyclopedia of Philosophy)

First published Sun Mar 3, 1996; substantive revision Mon Sep 27, 2021

 

      Идея общественного договора восходит, по крайней мере, к Протагору и Эпикуру. Однако в своей узнаваемой современной форме эта идея возрождена Томасом Гоббсом, а позже была по-разному развита Джоном Локком, Жан-Жаком Руссо и Иммануилом Кантом. После Канта эта идея впала в немилость у политических философов, пока ее не воскресил Джон Роулз. В настоящее время это лежит в основе работы ряда моральных и политических философов.

      Основная идея кажется простой: в некотором роде согласие всех людей, подчиняющихся коллективно навязываемым социальным соглашениям, показывает, что эти соглашения обладают некоторыми нормативными свойствами (они законны, справедливы, обязательны и т. д.). Однако даже эта основная идея совсем не проста, и даже это абстрактное представление во многих отношениях нежелательно.

      Чтобы объяснить идею социального контракта, мы анализируем контрактные подходы на пять элементов: (1) роль социального контракта (2) стороны (3) соглашение (4) объект соглашения (5) что должно показать соглашение.

 

Продолжение текста

 

 

Мюллер Д. Общественный выбор III / Пер. с англ. под ред. А. П. Заостровцева, А. С. Скоробогатова; Гос. ун-т — Высшая школа экономики, Институт «Экономическая школа». — М. 2007. — XIV+994 с.

Глава 25. Справедливый общественный договор

Республиканская конституция —это конституция, которая основана на трех принципах. Во-первых, на принципе свободы всех членов общества как людей. Во-вторых, на принципе зависимости всех как подданных от единого общего законодательства и, в-третьих, на принципе равенства всех граждан. Это — единственная конституция, которая выводится из идеи непрерывного договора, на которой должно базироваться всякое правовое законодательство государства (курсив автора).

Эммануил Кант

 

Одним из самых влиятельных исследований первых этапов процесса общественного выбора стал труд Роулза «Теория справедливости» (1971). Эта книга вносит вклад как в моральную, так и политическую философию. Роулз, однако, опирается на труды и результаты из различных областей общественных наук и применяет свою теорию к ряду основных вопросов современности. По этой причине работы Роулза читались широкой публикой и обсуждались, а также оказали существенное влияние на экономическую литературу в целом и на исследования коллективного выбора в частности.

 

Теория Роулза отличается от тех концепций, которые мы обсуждали до сих пор, тем, что в ней процессу или контексту принятия решений уделяется такое же — если не большее — внимание, как и результатам этого процесса. Цель заключается в установлении ряда справедливых институтов, в рамках которых может происходить коллективное принятие решений. Не делается никаких предположений относительно того, что эти институты или принятые с их помощью решения каким-либо образом послужат максимизации социального блага. Здесь наблюдается очевидный разрыв с подходом, основанным на функции общественного благосостояния. В более общем плане Роулз бросает вызов философии утилитаризма, которая лежит в основе методологии ФОБ и которая на протяжении последних двух столетий господствовала в обсуждениях этой темы.

 

Продолжение текста:

Мюллер Д. Общественный выбор III, глава 25

 

См. лекцию 43 Эффективность и справедливость

Роулз Джон - Теория справедливости (Читать книгу On-line)

Утилитаризм (учебные материалы)

 

 

Деннис С.Мюллер, Роберт Д.Толлисон, Томас Д.Виллетт

Утилитаристский контракт: обобщение теории справедливости Роулза

В ряде своих главных статей, нашедших свою кульминацию в «Теории справедливости», Джон Роулз создает альтернативу утилитаризму, разрабатывая теорию общественного договора, моральной и политической философии.

К сожалению, Роулз формулирует два основных принципа, на которых строится теория таким образом, чтобы ограничить (необоснованно) применимость контрактной теории (см. раздел I). В этой статье мы представляем более общее обсуждение теории справедливости, которое обходит проблему формулировки Роулза, но сохраняет важную идею теории справедливости как беспристрастности и контрактарианский подход (раздел II). Далее утверждается, что эта более общая теория образует мост между чистыми утилитаристскими теориями и доктринами общественного договора (разделы V и VI). Преимущества теории показаны с помощью применения ее к обсуждаемой Роулзом проблеме равенства между поколениями и сопоставлению двух решений (раздел III). Дальнейшие сравнения и выводы представлены в трех заключительных разделах.

 

ВЕХИ (том 4) Продолжение текста

 

 

Амартия К.Сен. Свобода, единогласие и права

Для оценки состояний общества наиболее широко используются следующие два принципа:

а) Принцип Парето: если каждый в обществе предпочитают определенное общественное состояние другому, тогда выбор первого должен считаться лучшим для общества в целом.

б) Признание личной свободы: существуют некоторые личные вопросы, по которым каждый человек должен быть свободен делать выбор, и что бы он ни выбрал в рамках этих вопросов, следует считать, что его выбор лучше для общества в целом, независимо от мнения других людей.

Сен (1970a, b) утверждает, что два эти принципа содержат существенное противоречие - и это противоречие подробно описано (см. (т.1) и (т.7) в приложении). Принцип Парето предполагает, что если более чем одному человеку дается гарантия в том, что его предпочтения определят общественные предпочтения пусть даже относительно одной пары альтернатив (не имеет значения, насколько «личным» делом является для него выбор между этими альтернативами), то при определенном наборе индивидуальных предпочтений это может привести к противоречивым

циклам (например, x предпочтительнее для общества, чем у, у - чем z, а z - чем x).

Этот тезис о «невозможности паретианского либерала» был всестороннее исследован в ряде недавних публикаций

 

ВЕХИ (том 4) Продолжение текста

 

 

 

Джеймс М.Бьюкенен.

Политика без романтики: краткое изложение позитивной теории общественного выбора и ее нормативных условий

 

В данном эссе я намереваюсь кратко изложить историю возникновения и суть «теории общественного выбора», иначе говоря, экономической теории политики, или «новой политической экономии». Эта область исследований приобрела размах только в десятилетия после Второй мировой войны. Так, в Европе и Японии данная теория овладела вниманием ученых только в 1970-х; в Америке соответствующие работы вышли уже в 1950-х и 1960-х гг. Я надеюсь, и мою надежду подтвердят высказанные здесь замечания, что теория общественного выбора возникла не на пустом месте, у нее были предшественники, особенно это касается европейской экономической мысли XVIII и XIX в. Экклезиаст учит нас, что в этом мире нет ничего нового; подобное утверждение, несомненно, верно, особенно в отношении так называемых общественных наук. (Вспоминаю об этом каждый раз, когда вижу, что мои более молодые коллеги, увлекающиеся использованием математики в экономической науке, заново изобретают почти каждое колесо, о котором уже говорили экономисты старшего поколения.) Однако с точки зрения влияния в сфере превалирующих идей теория «общественного выбора» нова, и эта субдисциплина, лежащая между экономикой и политикой, перевернула мышление многих людей. Если мне будет позволено использовать здесь избитое слово Томаса Куна «парадигма», то, думаю, мы можем сказать, что новая парадигма заменила собой старую. Можно обратиться к более ранним временам и использовать метафору Ницше, согласно которой теперь мы смотрим на некоторые стороны нашего мира, и в частности на мир нашей политики, из другого окна.

Я выбрал в качестве основного заглавия для данной статьи название «Политика без романтики» как наиболее точное. Теория общественного выбора послужила средством, с помощью которого на смену романтическим и иллюзорным понятиям о работе правительств и о поведении лиц, осуществляющих руководство, пришла система понятий, содержащих больше скептицизма относительно того, что могут сделать правительства и что делают правители. Эти понятия, несомненно, более согласуются с окружающей нас политической реальностью, которую мы все можем наблюдать. Я часто говорил, что концепция общественного выбора предлагает «теорию провалов государства», вполне сравнимую с «теорией провалов рынка», возникшей на основе экономической теории благосостояния 1930-х и 1940-х гг.

 

ВЕХИ (том 4) Продолжение текста

 

Александр Аузан

Вертикальный контракт неустойчив 

 

The social contract in the 21st century (McKinsey Global Institute)

Outcomes so far for workers, consumers, and savers in advanced economies



 

 

 

Вернуться

Координация материалов.Экономическая школа

Экономическая школа 90